Путин, КГБ и кокаин: приключения кремлевского порошка

""

Согласно одной из версий, появившихся после отравления Сергея Скрипаля и его дочери, преступление в Солсбери понадобилось для того, чтобы отвлечь внимание от кокаинового скандала.


У сторонников этой звучащей не очень серьезно теории появились новые аргументы, когда забирать российских дипломатов, высланных из Великобритании, 20 марта прилетел знаменитый «кокаиновый самолет»: Ил-96 с бортовым номером RA-96023, принадлежащий Управлению делами президента России. Этот самолет заметили на видеозаписях, которые опубликовала жандармерия Аргентины по «кокаиновому делу». На них видно, как в лайнер грузили чемоданы с мукой, которой полиция подменила кокаин.


Конспирологические фантазии обсуждать нет смысла, но связь между отравлением Сергея Скрипаля и кокаиновым скандалом действительно существует, хотя бы на символическом уровне. Бизнесмен Максим Фрейдзон видит ее в том, что в России власть принадлежит гангстерской группировке, для которой и заказные убийства, и торговля наркотиками являются обыденным делом.


В начале 90-х Фрейдзон познакомился с процветавшим в Петербурге союзом бизнесменов, бандитов и чиновников городской администрации. Не последнюю роль в этом союзе играл Владимир Путин, тогдашний председатель Комитета по внешним связям мэрии. Именно в те годы друзья Путина составляли первые капиталы. Практически все персонажи из тогдашнего окружения будущего президента сейчас играют важнейшие роли в политике и бизнесе.


В 1992 году во главе городской делегации Путин посетил Франкфурт-на-Майне. Он и другой член делегации, Владимир Смирнов (друг и компаньон «авторитетного» петербургского бизнесмена Кумарина-Барсукова) создали в Германии совместную компанию SPAG (S.Peterburg Immobilien und Beteilgungen Aktiengesellshaft) для инвестиций в петербургскую недвижимость. Путин вошел в состав «консультативного совета» SPAG.


Возглавил фирму адвокат Рудольф Риттер, а петербургское АО «Знаменская», гендиректором которого был Смирнов (а членом правления – Кумарин-Барсуков), стало петербургским филиалом SPAG. 200 акций SPAG получила в собственность мэрия, от имени которой Путин передал их в управление своему другу Смирнову. Путин и Риттер встречались в 1994 году. А с 1993 по 1998 год «огромное количество» золота из Санкт-Петербурга было вывезено в швейцарский город Лугано. Советником SPAG Путин формально оставался до марта 2000 года, когда он был впервые избран президентом России.


""
Владимир Путин и Рудольф Риттер (четвертый слева)


В 1999 году SPAG подверглась проверке со стороны германской разведывательной службы, и Риттер был обвинен в отмывании денег как для российских криминальных группировок, так и для колумбийских наркоторговцев – кокаинового картеля Кали. При обыске были найдены миллионы швейцарских франков наличными, а сотрудники Риттера, как выяснила прокуратура, вывозили набитые швейцарскими франками чемоданы в Лихтенштейн.


В мае 2000 года Риттер был задержан в Лихтенштейне, а летом 2001-го ему были официально предъявлены обвинения. В 2007 году в Петербурге был арестован Кумарин-Барсуков. Его несколько раз судили по различным обвинениям, в 2016 году признали виновным в организации покушения на владельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева и приговорили к 23 годам лишения свободы. 1 марта 2018 года в Петербурге начался новый процесс в отношении Барсукова и его коллег: их обвиняют в создании преступного сообщества. Бывший консультант и вдохновитель SPAG Владимир Путин в это время готовился к избранию на четвертый срок.


Кокаиновый картель Кали, в сотрудничестве с которым подозревали Риттера, нашел выход на российский рынок в начале 90-х. На сайте»Путинизм» в статье «Наша первая тонна кокаина» описаны увлекательные истории о том, как в те годы появился кокаин в России. Началось все с мелких партий, которые поставлялись в упаковках с замороженными креветками, позднее задумались о покупке советских подводных лодок, которые можно было оформить как судна для океанографических исследований. Washington Times в 2001 году писала, ссылаясь на источники в американских спецслужбах, о сотрудничестве российской мафии с колумбийскими наркокартелями: «Российские бандиты, среди которых немало бывших сотрудников КГБ, контролируют многочисленные банки в Москве и создают другие в Панаме и на Карибах, чтобы отмывать сотни миллионов наркодолларов – и для себя, и для колумбийцев». Отмывались деньги не только в Лихтенштейне, но и в фейковых проектах по строительству элитной недвижимости в Петербурге.


Первая большая партия колумбийского кокаина (700 кг) пришла в Братск, но товар был арестован местными милиционерами. Вскоре кокаиновой столицей России стал Петербург, где бандиты получили контроль над Ломоносовской военно-морской базой. На местных причалах без какого-либо таможенного контроля отгружались лес, цветные металлы, алкоголь, сигареты. Петербургские порты использовались и для транзита кокаина в Европу. В феврале 1993 года под Выборгом задержали контейнер с грузом тушенки: в этих банках было спрятано 1092 килограмма кокаина. О судьбе этого драгоценного груза написал Владимир Иванидзе в статье, опубликованной в 2000 году, когда Владимир Путин был избран президентом. Операция Интерпола «Акапулько» по вскрытию наркосети от Колумбии до Европы была сорвана питерскими чекистами, друзьями Путина, которые нарушили указания Интерпола о пропуске груза в Бельгию. Один из тех, кто сорвал операцию, товарищ Путина по КГБ Виктор Иванов, впоследствии возглавил ФСКН.


В тюремном интервью Владимир Кумарин рассказывал:


«Я хорошо знаю Аулова, с капитанских его времен, со времени, когда через Выборг первая тонна кокаина была перевезена в банках «тушенки». Была встреча с Ауловым в 1992–1993 годах, на которой (как я понял) он намекал мне, чтобы я взял наркотики под контроль, аргументируя, что тот, кто возьмет это под контроль, получит большие деньги».


Барсуков говорит о замдиректора ФСКН Николае Аулове. В 2016 году в Испании был выдан ордер на его арест по делу «русской мафии». Как сообщала газета El Mundo, существуют серьезные доказательства причастности Аулова и других подозреваемых по этому делу к совершению убийств, незаконному обороту оружия, вымогательству, отмыванию денег. И, разумеется, наркотрафику. В России заместителя главы ведомства по контролю за оборотом наркотиков, подозреваемого в столь тяжких преступлениях, никто не тронул, но в том же году ФСКН была по решению Путина упразднена, а ликвидационная комиссия завершит работу к 1 июля 2018 года. Испанский ордер в Москве проигнорировали.


""
Замдиректора ФСКН Николай Аулов


«Симбиоз бандитов и КГБ был всегда. Потому что они прекрасно дополняют друг друга, и Владимир Владимирович тому пример. Потому что бандиты были более отчаянными, это некоторая боевая пехота. А гэбэшники не в силу того, что умные, а в силу того, что их долго учили, лучше умеют работать с информацией. Это очень естественный симбиоз: моральных ограничений ни у тех, ни у других не было никаких. И КГБ – это банда», – говорила Ольга Литвиненко, дочь петербургского друга Путина Владимира Литвиненко, в своем докладе на прошедшей в Нью-Йорке перед выборами президента России конференции Putincon.


В цикле интервью Радио Свобода («Володя из ресторана «Луна», «Он всю страну решил повязать кровью», «Путину нужны были деньги», «Путин и преступный коллектив») бизнесмен Максим Фрейдзон рассказывал о том, как «услужливый приблатненный комитетчик» Владимир Путин за деньги отписывал петербургскую недвижимость деловым людям и требовал доли от участия в прибыльных проектах. «Преступники получали от Путина городское прикрытие и всяческое содействие, включая разрешения, лицензии и т. д., и естественно, городские власти оказывали помощь в случае ареста кого-то из преступников». Фрейдзон говорит, что дважды давал взятки Владимиру Путину: будущий президент России получил 20 тысяч долларов, пустяки по сравнению с нынешними его доходами.


Дыра в российской границе, существовавшая на Ломоносовской военно-морской базе, давно закрыта. Теперь для транспортировки кокаина используют дипломатические каналы. Аргентинская история случайно высветила один из них. По сведениям «Коммерсанта», кокаин из Аргентины в Россию поставлялся в чемоданах, запечатанных, как дипломатическая почта, с 2012 года. «Советские дипломаты возили джинсы и французские духи, российские везут кокаин», – говорит Максим Фрейдзон.


Теперь это дело пытаются всеми способами замять. Посла Виктора Коронелли (который, если верить российской версии, сообщил своему начальнику министру Лаврову о хранящихся в посольской школе чемоданах с кокаином), собираются перевести в Мексику. Любопытная деталь: журналисты ЦУР выяснили, что сын Коронелли, Виктор Викторович, фигурировал в уголовном деле о сбыте амфетаминов в Москве, был в 2010 году задержан московской полицией во время приобретения наркотиков у проститутки, согласился на добровольное сотрудничество и сообщил, где в районе имеются точки по их продаже.


Максим Фрейдзон в интервью Радио Свобода объясняет, как наркоторговля стала государственным предприятием:


– Как появился кокаин в Петербурге? Ведь много советских десятилетий не нюхали, а вдруг возник спрос и интерес.


– Я думаю, что интерес был к знакомому по кинематографу штампу: ночной клуб, музыка и кокаин. В Питере он воспринимался как что-то богемно-романтическое, клубное.


– Я помню первые рейвы и ночные клубы 1991–1992 годов в Москве – «Гагарин-пати», «Мобиле», никакого кокаина там не было.


– Не было. И в Питере в эти годы тоже не было и в помине. Как нынче известно, начиналось все с транзита кокаина через Ломоносовский порт. Путин – как обычно, за долю – отдал группе товарищей порт в Ломоносове, который он курировал от мэрии. Это была часть военно-морской базы. Таможни и какого-то контроля там не было. Пошел поток контрабанды. Думаю, примерно тогда и появились рабочие связи с поставщиками.


– Но что-то все-таки отсыпалось для внутреннего рынка?


""
Максим Фрейдзон был владельцем акций фирмы «Совэкс»


– Скорее уж в российской манере просыпалось при транспортировке. Деталей не знаю. Я полагаю, что со второй половины 90-х городские бандиты, соучастники экспорта нефтепродуктов запускали деньги колумбийских коллег в закупку этих нефтепродуктов у Тимченко и дальнейший их экспорт через подконтрольные терминалы («Совэкс», ПНТ, ББК), а деньги получали в очищенном виде в Лихтенштейне. Обработкой денег в Pоссии технически ведал Саша Дюков. Надо сказать, что часть отмытых денег и поныне благополучно хранится в созданном Димой Скигиным (партнер М. Фрейдзона по компании «Совэкс») Лихтенштейнском фонде у Грехема Смита и вкладывается в разнообразные проекты. Возможность неограниченного привлечения денежных средств была большим подспорьем в становлении системы экспорта нефтепродуктов – торговля нефтепродуктами в объеме корабельных партий требует очень больших оборотных средств.


Владимир Владимирович – видимо, не удовлетворенный долей в «Совэксе», ПНТ и ПТК – решил подсосаться к этому источнику денежных знаков при помощи организации SPAG. Кстати, на примере компании SPAG можно показать, что и на ниве отмывания криминальных денег Владимир Владимирович трудился совместно с Кумариным, оба они в этой компании были официально представлены.


– Почему кокаин, который везли в банках из-под тушенки, был задержан и что с ним стало?


– Дело было громкое, об этом много писали, везли через Выборг. Интерпол вел их от Бразилии, кокаин конфисковала ФСБ, но потом он пропал. Я думаю, попал в те же ночные клубы неспешным порядком.


– Какие вы думаете, почему аргентинская история сорвалась?


– Внутривидовая борьба. Не поделили. Бояре дерутся, у холопов шапки летят. Я думаю, что с приходом Путина трафик кокаина полностью огосударствился. В отличие от 90-х годов, когда контрабандисты на утлых фелуках пытались доставлять партии через границу в банках из-под тушенки, с приходом Путина и всей этой развеселой команды, Аулова, Иванова и прочих, это стало отраслью, вполне прикрываемой государством. То есть при Путине страна потихоньку превратилась в оплот кокаиновой мафии, когда государство полностью это дело крышует. Соответственно, при феодальной системе нынешнего управления часть доходов Путина – это прибыль от кокаина. Это сложно назвать контрабандой – это политика государства.


– В 2013 году произошла потрясающая история, когда два сотрудника ФСКН, майор Сергей Челидзе и инспектор Никита Калугин, отравились кокаином и были найдены прямо в служебном автомобиле в бессознательном состоянии, причем Калугин потом умер от передоза. Очень редко такие истории получают огласку, но можно представить, что творится на самом деле. С тех пор ни одного кокаинового скандала не было до вот этой аргентинской истории…


– Я думаю, что кокаин является вполне стабильным источником обогащения государевых людей. То, что произошло в Аргентине, – это скорее легкий сбой в общем потоке. Сегодня, я думаю, это вполне санкционированный и обыденный способ пополнять феодальную казну, в том числе с использованием дипломатических каналов. Этот вид преступной деятельности входит в джентльменский набор «Путинского коллектива» еще с питерских времен. В 90-е годы средний класс еще не созрел для кокаина, поэтому зарабатывали господа-преступники на транзите через Ломоносовский порт, отмывании средств через экспорт нефтепродуктов и городскую недвижимость, а Путин, как верный член коллектива, всемерно помогал и прикрывал эту деятельность. Логично, что при Путине-президенте кокаиновый бизнес вышел на новый качественный уровень.


""
Инаугурация президента России Владимира Путина, 2000 год


– Как работала эта схема с недвижимостью?


– Путин помог в выделении SPAG недвижимости на Невском и предложил желающим вкладывать деньги в акции этой организации, с тем чтобы в дальнейшем принять участие в строительстве. Деньги они отмывали через акции и долевое участие в строительстве.


– Но все-таки не он был главной фигурой во всем этом бизнесе?


– Он был ключевой фигурой в том, что за долю отписал кусок городской собственности организации SPAG. Он вписал себя в эту организацию официально и лично, для дополнительного контроля над ситуацией. Они понимали, что делают, имидж организации создавали вполне надутый: великое строительство, привлекаем инвестиции в город и прочее.


– И не построили вообще ничего?


– А зачем? Люди осваивали денежные потоки. Изначально, если схема выстраивается в расчете на кражу или на отмывание, то большое удивление вызывает желание что-то действительно сделать. Это видно и по нынешнему поведению, по топорности того, что делают сейчас при Путине, включая куски из компьютерных игр, которые выдаются за запуски ракет.


– Зато можно отравить человека нервно-паралитическим веществом в Англии…


– Я много раз говорил: Путин и его подручные – это шайка уголовников, захватившая власть в России. Удивляться кокаину и убийствам в этой ситуации как-то странно. Они такие, и они так живут. Гнилые они, как говорят в народе. Советский человек уродлив: несколько поколений выводили монстра и вывели. Победить его можно, только превратившись в такого же, как он. Этим он по-настоящему страшен.


Дмитрий Волчек