Банкир Ганах: «Я – гей и горжусь этим!»

Вадим Ганах – банкир, гей-активист и просто открытый человек, с которым мы побеседовали уже после того, как утихли страсти, вызванные недавним «Маршем равенства» в Киеве.

Причем, на первый же вопрос-предложение «Рискнете ли вы поговорить с прессой?» он ответил фразой, которую смело можно назвать кредо всего современного ЛГБТ-сообщества Украины: «Мы уже не рискуем. Мы перестали бояться!»

Вадим Вячеславович, но количество задержанных противников «Марша равенства» свидетельствует, что опасаться нашим сексуальным меньшинствам все еще необходимо.

Да, нас охраняли 5 тысяч полицейских, но мы прекрасно понимаем: сегодня гей-парады в Украине – это удобная мишень для недобросовестных политиканов, которые взлелеяли все эти маргинальные «С14», «Национальные дружины», «правые секторы» и прочие «пещерные» радикальные группировки для борьбы за власть.

И я убежден, что государство не должно ограничиваться одними разнарядками на «Марши равенства» такого то количества подразделений полиции.

Во-первых, высшее политическое руководство страны, как и рекомендовал Европарламент,  отныне само должно возглавлять гей-прайд.

Во-вторых, пришло время назвать вещи своими именами: ЛГБТ-активисты – наиболее активные знаменосцы мирового правозащитного движения; их давно пора уровнять в правах с «классическими» диссидентами-правозащитниками.

Этим мы выбьем почву из-под ног гомофобов, а Украина из страны, плетущейся в кильватере мирового ЛГБТ-движения, превратится во флагмана, не тупо копирующего западный опыт за его же деньги, а семафорящего радужным знаменем всей планете: «Делай, как я!»

Как Вы оцениваете организационный потенциал нынешних лидеров украинского ЛГБТ-движения?

 К сожалению, невысоко. Никакой серьезной интеллектуальной базы, дремучесть в организационном плане, неспособность стратегически мыслить.

Некоторые персонажи, позвольте я не буду сейчас конкретизировать, с комфортом устроились и успешно осваивают внушительную зарубежную грантовую помощь и считают, что это и есть борьба за права ЛГБТ.

Три с половиной тысячи участников марша, это разве киевский уровень? Нас должно быть минимум 30 тысяч! И тогда бы полиция пришла на прайд не по приказу начальства – охранять, а по зову сердца… защищать гуманистические ценности!

Вы, Вадим Вячеславович, банкир, причем, элитного эшелона. Ваша личная позиция, назовем это так, не вредит главному делу жизни?

 Тут еще надо разобраться, что есть главное дело жизни…

Видите ли, банкирская среда, она ведь, согласитесь, очень консервативная…

Но, с другой стороны, и это я должен ответственно заявить – предельно толерантная, не идущая, но бегущая в ногу со временем.

Жизненные принципы партнера по бизнесу (если это принципы свободного человека) здесь в почете. Это, если угодно, безукоризненная кредитная история. Я – гей и успешный банкир. И очень горжусь этим!

Как и когда Вы осознали свою, скажем так, нестандартность?

Вся наша жизнь складывается, в основном, из случайностей. Осознание пришло резко, немного болезненно. В студенческие годы.

Как к вашей общественной и личной позиции ЛГБТ-активиста относится супруга?

Вы подняли проблему многих таких семей, когда одна из сторон, выпустив на свободу истинное «я», пытается сберечь свою ориентацию в тайне в надежде сохранить и брак. В итоге, как правило, теряется и то, и другое.

Мне повезло. Моя супруга Вероника гордится мною не как мужем в расхожем, обывательском смысле, а как личностью, свободной, фигурально выражаясь, со всех сторон.

И с нею, и с моими партнерами мы находим общий язык, общие точки соприкосновения, что лишь делает всех нас богаче. Как вы понимаете, слово «богаче» я использую не в категории банковских терминов…

При этом я дарю моей Веронике уважение и трогательную заботу, а в ее возрасте главное — именно это.